Выпускник Ефим Фрейдин, 28, архитектор, Омск: «Стрелка» — это операция на открытом мозге»

30.03.2012, 21:04
posted in

Ефим учился в группе «Сохранение», директором которой был Рем Колхас. В работе «Советская идеология сохранения исторического наследия. Принципы ее работы сегодня» Ефим проанализировал методы сохранения исторического наследия в советское время.

Когда я решил поступить в «Стрелку»? Это было летом. Я уже устроился в Омске на новую работу. Параллельно занимался тестированием сайта центра архитектурной коммуникации и увидел ссылку на видео с какой-то презентации института «Стрелка». На видео один из попечителей «Стрелки» рассказывал про возможности для человека из Омска. Ну вот я тот человек и есть, наверное. Только новосибирская прописка все портит в этой истории.

Другой причиной было пионерство: когда-то я участвовал в первом омском дизайнерском конкурсе, потом скатался на биеннале в Венецию, попал в первый воркшоп проекта NEXT Голдхорна. Я все пробую на себе, чтобы потом писать, критиковать, проектировать.

Решающей причиной было то, что я не мог работать на новом месте, хотя там были (и остаются) хорошие перспективы. Все остальное — случайное совпадение.

«Стрелка» мне дала уверенность в себе, опыт публичных выступлений и организации дискуссий, понимание собственной ответственности за проект.

И понимание, что студентом я быть не хочу.

Что касается области интересов, то до «Стрелки» меня интересовали русский авангард и градостроительные конфликты. Весной, за несколько месяцев до поступления, я делал раздел выставки по модернизму  — и вплотную столкнулся с темой сохранения. Исследовательский проект, которым я занимался в «Стрелке» (какая-то нудятина про методы сохранения в советское время), дал базу для дальнейшей работы по теме наследия. Это был скорее этап взросления, чем уровень экспертизы. То, что в этой занудной теме оказалось место конфликту, — обрадовало и позволило приложить ранее сформулированные идеи к новому предмету.

Еще «Стрелка» столкнула меня с разными людьми, научила вниманию, адекватной оценке собственной коммуникации. В одном из разговоров пришло сравнение: «Стрелка» — это операция на открытом мозге. Череп разрезают, снимают кость, оперируют, закрывают. Требуется некоторое время для того, чтобы вернуться к жизни. Думаю, сейчас все на стадии срастания.

Одной из идей исследования «Советской идеологии сохранения наследия» и ее современного самочувствия было управление процессами сохранения и развития, которые по странной причине оказались противопоставлены. На мой взгляд, в их взаимодействии не хватает медиатора: девелоперы у нас хорошие, реставраторы и защитники — отличные, а когда они вместе встречаются, у нас остаются руины, как после войны. Другие споры возникают между защитниками и властью, потому что последняя нередко выступала за варварское развитие через уничтожение.

В обучении было несколько слабых сторон, главная — мало практики в ходе исследования. Например, можно было организовать не одну дискуссию, а три, проанализировать не два проекта, а десять. Стратегия сохранения через посредничество, на которую я вышел, требовала описания метода, процесса, чего в самом исследовании не возникло, но постепенно формулируется сейчас, по прошествии времени. «Хранители» столкнули меня со всеми сторонами процесса. И оказалось, что белых пятен в развитии исторических зданий еще очень много.

После окончания института надсмотрщики (супервайзеры — «Стрелка») нашей группы написали по просьбе «Стрелки» концепцию цикла «Хранители» для Мосгорнаследия; я помогал в организации дискуссий и вел их в качестве модератора. Фактически это и стало апробацией некоторых положений исследования. Кроме того, я пишу статьи, надеюсь, кому-то полезные.

Сейчас я вернулся в Омск. Вспоминаю, как проектировать территории. Отвыкаю от столицы и института. От шума, напряжения. У нас тут степь и солнечных дней больше, чем в Сочи. В планах на будущее — заняться, наконец, социально-пространственным проектированием и конфликтами. «Стрелка» подтвердила, что это верная дорога (за что ей отдельное спасибо), а мои наработки позволят по ней ехать в светлые дали.