Выпускница Анна Шевченко, 34, архитектор, Москва

13.04.2012, 21:07
posted in

В рамках исследовательской темы «Сохранение», которую возглавлял Рем Колхас, Анна Шевченко исследовала Еврейскую автономной область. В своем проекте она анализировала, каким образом иноземная культура не только прижилась в новой среде, но и стала опорой для общества.

«Я работала в институте Генплана, когда увидела Рема в записи презентации «Стрелки» и поняла, что этот момент изменит очень многое. Интерес Рема к России совпал с моим желанием получить, наконец, образование западного толка, на которое у меня никогда не было денег.

Я довольна результатом работы: мне выпала возможность изучить карту России, посетить далекий, но очень интересный  уголок страны (Биробиджан) и даже снять небольшой фильм. Мое исследование получилось в чем-то антропологическим, потому что после изучения и детального сопоставления карт я погрузилась во что-то физически реальное — жизнь, культуру, общение с людьми. Мне очень хотелось показать механизм культуры, избежав банальности.

Моей задачей было найти такие места, где нет наследия в традиционном, архитектурном смысле, и попытаться определить, что там есть из нематериального наследия, нащупать какие-то процессы. Это было возможно сделать только при непосредственном контакте со средой.

Я обнаружила интересный факт: почти полное исчезновение культуры и одновременное стремление оставшихся носителей как-то задействовать, оживить ее элементы. Я поняла, что культура может служить единственной возможностью выживания в тяжелых экономических условиях, может изобретательно использоваться всеми жителями, независимо от их национальной принадлежности. Я пришла к выводу, что эту модель в можно применить в других регионах.

К примеру, финансирование сообществ может осуществляться за счет фондов, дающих гранты на развитие культуры, и при этом неважно, получают ли их носители, занимающиеся непосредственным сохранением культуры, или просто граждане, ощущающие себя причастными к той или иной культуре. То же самое можно отнести к вымирающим языкам и ремеслам.

Разумеется, для более серьезной проработки и тем более выдвижения конкретных сценариев полгода работы недостаточно. Страна у нас большая, неизученная — это только кажется, что есть где-то некое министерство, которое все знает про какую-нибудь свою область. Это совершенно не так. Далеко не все данные доступны, а те, что есть — не используются и никак не несистематизированы. Здесь, как мне кажется, нужен археологический подход. И, конечно же, важна интерпретация.

Работа была по большей части самостоятельная, но при этом приходилось маневрировать между взглядами Колхаса, рекомендациями супервайзеров группы и своими собственными интересами. Рем Колхас — очень интересный человек со своеобразным чувством юмора. Задает правильные вопросы, говорит всегда по делу, заставляет задуматься.

«Стрелка» помогла мне понять, что мне не очень интересно быть архитектором, но очень нравится работать исследователем-урбанистом».