«Если воспринимать Рема Колхаса как памятник, то как задавать ему вопросы?»

20.04.2012, 21:09
posted in

Анастасия анализировала причины появления творческих кластеров в Москве на примере «Красного Октября. Сейчас Настя участвует в качестве куратора в резиденции Node Center for Curatorial Studies в Берлине.

«В 2010 году я писала магистерский диплом по дизайну в Самаре, параллельно открывая для себя какое-то тотальное несовершенство — своих методов работы, ресурсов своего института, общего взгляда на магистратуру в России. Получив диплом с оценкой «отлично», я не знала, радоваться или печалиться. Хотелось сделать больше, хотелось для самой себя подтвердить академическую состоятельность.

Поэтому я решила учиться дальше. В Европу ни с того ни с сего выбраться было сложно — это серьезное решение, и кидаться на первый попавшийся университет со словом «дизайн» не хотелось. Тем более, за время обучения я пробовала работать не только как дизайнер, но и как куратор, и как художник, и как педагог. И тоска расставания с частью своей деятельности была настолько велика, что я просто не могла выбрать подходящую специальность.

И тут появилась «Стрелка». Она была для меня идеальна по двум причинам:

— Москва. Из Самары в Москву перебираться не так страшно, как, например, в Копенгаген. «Стрелку» я видела как тестовую площадку — смогу ли я прожить в чужом городе? Актуально ли мое профессиональное видение в «иных местах»?

— Междисциплинарность. «Стрелка» давала возможность быть гибким в границах своей профессии, и меня интриговала неизвестность тех навыков, которые там от меня потребуются. В итоге потребовались все: и исследовательские, и писательские, и дизайнерские, и кураторские, и журналистские, и даже актерские умения.

Главное, что мне дала «Стрелка», связано, увы, не с методами исследования и даже не с открытиями, которые я в этом исследовании совершила. Главное, чему я научилась — это людям. Когда рядом с тобой каждый день находятся российские и зарубежные профессионалы, люди такого уровня, которого ты достигнешь лет через 15-20, то можно их бояться, а можно не бояться. Я научилась использовать эти встречи, эти возможности, и именно благодаря ним у меня случились очень разные, но важные разговоры. С другой стороны, если воспринимать, допустим, Рема Колхаса как памятник, то кто будет задавать ему вопросы? Кто будет просить его подтверждать или опровергать свои теории, формулировать новые?

После «Стрелки» никакой ясности в профессии у меня не возникло. Точнее, помимо уже имеющегося у меня набора из четырех профессиональных опытов появился еще один — исследовательский. И требования к качеству работы повысились. Беда, в общем. Но, наверное, это и есть моя задача на будущее — шаг за шагом, опыт за опытом, формулировать, кто я такая и чем я могу быть полезной.

Работы нашей исследовательской группы «Проектирование» в переработанном виде вошли в «Проект Россия» №62 «20 лет спустя», чем я очень горжусь.

Само исследование давалось мне с определенными трудностями: сложно было найти подходящий именно мне метод работы, и я много времени просто пробуксовала. После окончания «Стрелки» хотелось пойти на второй год — так много казалось недоработанным. Казалось, что то, что было сделано, это только начало.

Но я прекрасно помню поворотный момент, после которого моя деятельность стала продуктивной. Это, во-первых, общение с прямыми участниками исследуемого мной феномена — российских творческих кластеров. Скептические, оптимистические, прямые мнения оживили набор сухих наблюдений и показали настоящие перспективы движения.

Во-вторых, сотрудничество с театром ЦЕХ и Театром.doc. Это, видимо, моя стихия: быть переработчиком энергии, искать пути наилучшей коммуникации истории, заставлять локальное явление резонировать с универсальными человеческими ценностями и порождать актуальную проблематику.

На данный момент я участвую в резиденции Node Center for Curatorial Studies в Берлине, в качестве куратора. Всего в резиденцию было отобрано 9 человек со всего мира, хотя на деле оказалось 7 европейцев, один филлипинец, и я, русская. Программа Node наполовину учебная, наполовину практическая: мы как добираем недостающие для молодых кураторов знания в планировании событий и бюджетов, написании кураторских текстов, поиске информационных и финансовых партнеров, так и получаем настоящий «insight» в художественную жизнь Берлина — посещаем студии художников, формальные и неформальные галереи и институции. Итогом резиденции будет выставка, планированием которой я сейчас всерьез занята. Она пройдет в бывшем газгольдере и бывшем бункере — место великолепно. И оно послужило мощным вдохновением для самой темы выставки.

С планами на будущее, как обычно, сложно. Очевидно, что 8 лет учебы уже пора направлять в конструктивное русло. Но в какую сторону света смотреть, чтобы найти идеальное место работы- неизвестно. Единственное, что я знаю точно, это то, что мое новое место работы должно быть моим горизонтом — требовать от меня постоянного повышения планки, а не переработки собственных ресурсов.»