Многоликая Москва

25.11.2011, 20:36
posted in

Неделя симуляции исследований не только позволила студентам на практике ознакомиться с исследовательским процессом, но и подняла ряд важнейших проблем, влияющих на качество жизни в городе.


Московский транспорт: как добраться из точки А в точку Б, не потерявшись и не попав под ноги нервных пассажиров

Проблема передвижения по Москве не становилась предметом детального обсуждения довольно давно, а ведь она затрагивает такие наболевшие темы, как городское планирование и удобство городских жителей. Недостаток общения между жителями и чиновниками приводит к возникновению ситуаций, когда люди сами берутся за решение этого насущного вопроса. Простой пример поездки из пункта А в пункт Б может наглядно продемонстрировать, с какими трудностями приходится сталкиваться и какие маршруты приходится использовать, чтобы добраться до намеченной цели. Особенно если добираться наземным транспортом: нет карт города и поэтому почти невозможно узнать, где находишься; описание маршрутов и расписание автобусов отсутствуют; нет автоматов по продаже билетов, поэтому везде бесконечные очереди; названия маршрутов непонятны, не говоря уже об отсутствии информации на английском языке.

В советские времена проектирование улиц велось таким образом, чтобы обеспечить нормальное функционирование системы наземного общественного транспорта. Линии метро проводились к тем районам, которые были мало досягаемы для наземного транспорта. В конце 1990-х годов количество частных автомобилей резко возросло, что неизбежно привело с сокращению количества маршрутов общественного транспорта. Москва не смогла приспособиться к изменениям образа жизни своих жителей. Реконструкция старых улиц под новый грузопоток не проводилась, в результате чего возникли пробки и другие проблемы, свидетельствующие о хаотичности транспортной системы.

Коммерческие «маршрутки» (частные микроавтобусы) заполонили улицы и стали ещё одной причиной возникновения пробок, несмотря на то что у них есть несколько явных преимуществ по сравнению с другими видами транспорта (они быстрее, останавливаются по требованию и предоставляют гарантированное сидячее место). Вместе с тем, маршрутки стали дополнительной опасностью для государственного общественного транспорта: они используют дорожные полосы, предназначенные для автобусов,  паркуются на автобусных остановках и т.д. Всё это приводит к конфликтам между водителями маршруток, автобусов и частных автомобилей, каждый из которых отстаивает своё право на дорогу.

Проблема заключается в  системе общественного транспорта. Чиновники занимаются ее развитием без учёта мнения городских жителей. Город всё больше становится похож на место для абстрактного человека. Сможет ли Москва измениться к лучшему на пути к мобильности?

 

Невидимки вытесняют москвичей из города? 

Они подметают улицы, ремонтируют дороги, вывозят мусор. Мы прекрасно знаем, что кто-то приглядывает за городом, но предпочитаем не замечать этих людей, умышленно исключив их из жизни общества.

Проблема мигрантской рабочей силы существует, но лишь немногие понимают почему. Фактически, дело в конфликте интересов России c одной стороны и больших городов (например, Москвы) с другой стороны. В то время как стране, в условиях снижения численности работоспособного населения, очевидна необходимость привлекать из-за рубежа квалифицированные и умелые кадры, в Москве все обстоит с точностью до наоборот. Городу чужда такая политика; он сам в состоянии «производить» себе хороших работников.

Это противоречие является причиной трений между коренными горожанами и приезжими, которые в первую очередь ищут работу в больших городах, где зарплаты выше. Даже ФМС не может точно подсчитать, сколько нелегальных иммигрантов проживает в Москве; их количество варьируется от 200 тысяч до двух миллионов. Проблема состоит в том, что государство не в состоянии установить, чем именно занимаются мигранты, выпавшие из его поля зрения.

В Советском Союзе количество трудящихся-мигрантов было законодательно ограничено, и основной миграционный поток шел изнутри страны. Этих людей, получивших разрешение на работу в столице и попавших таким образом в квоту разрешенной рабочей силы, называли лимитчиками.

Лимитчики обычно работали на заводах, больших стройках и тому подобных объектах и жили в специально построенных для них домах. По истечении пяти лет работы они могли подать заявление на получение прописки и стать полноправным жителем города. После 1991 года эта система существовать перестала, а новое законодательство, напротив, спровоцировало волну миграции из бывших советских республик – Азербайджана,  Таджикистана и других.

В данный момент ситуация такова, что 40% мигрантов не имеют законченного школьного образования и только 20% из них хоть как-то говорят по-русски. Отчасти поэтому трудовые мигранты почти не интегрируются в общественную жизнь. Лишь в этом году в Москве был создан первый центр трудового обмена для помощи мигрантам в поиске работы, получении медицинского страхования и зачислении на курcы русского языка.

Пытаясь сократить иммиграцию, правительство снизило квоту для трудящихся в Москве мигрантов до 250 тысяч в год. С другой стороны, появилась возможность приобрести разрешение на работу, которое стоит 1000 рублей в месяц. Этот закон уже принес российскому бюджету 1422 млн., однако эксперты обеспокоены тем, что эта мера только увеличит поток мигрантов.

Но проблема нелегальной иммиграции по-прежнему остается. Вопрос в следующем: готовы ли мы признать людей, живущих за стенкой, или так и продолжим ходить, закрывая на них глаза?

 

Ценность общественного пространства: торговые центры наступают

В СССР собственность, принадлежащая государству, считалась общественной, в то время как в других странах, владельцами общественных пространств выступали акционеры. Сегодня ситуация изменилась: в связи с переходом к рыночной экономике, частные лица получили возможность создавать общественные пространства по своему усмотрению. Тем не менее, до сих пор не существует специально разработанных стандартов создания и оценки общественных пространств, которая бы вовлекла государство, людей и бизнес. Термин «акционеры» совершенно забывается, когда речь идет об общественных пространствах.

Создается ощущение, что ценные участки земли в Москве бесцеремонно застраиваются бесчисленными торговыми и офисными центрами, внутренняя обстановка которых имитирует обстановку снаружи. Напрашивается вопрос: нужны ли нам еще не крытые пространства? С одной стороны, пример Парка Горького, в котором была создана новая среда, давшая возможность людям различного социального положения общаться друг с другом, свидетельствует о потенциальной пользе таких мест. Но сработает ли этот метод в небольших парках, на торговых площадях и улицах?

Попытка рассчитать ценность общественного пространства и посмотреть, какие ингредиенты необходимы для того, чтобы сделать конкретное место успешным, может стать поводом для диалога между властью и предпринимателями, направленного на создание качественного общественного пространства. В настоящее время расхождения между нуждами людей и возможностями властей отражаются в неудовлетворительном состоянии общественных пространств. Задумайтесь: вы бы стали протестовать, если бы Патриаршие пруды превратились в Плазу на Патриарших? Почему бы вы стали против этого протестовать?

 

Настоящие границы Москвы: процесс «московизации» области

Процесс «московизации» — термин был предложен в ходе недели симуляции исследований в «Стрелке» — означает «выплескивание» идентичности Москвы, ее культуры и инфраструктуры в Московскую область.

Вопрос о том, стоит ли объединять Московскую область с городом обсуждается уже длительное время. Бывший мэр Юрий Лужков выступал за объединение, которое, по его мнению, могло через создание мега-региона решить транспортные и социальные проблемы и улучшить инфраструктуру. Сегодня, несмотря на то, что формально границей Москвы является МКАД, город выходит далеко за ее пределы. «Симптомы» Москвы, городские процессы уже проявляются и в Московской области, а люди, живущие вокруг города, считают себя полноправными москвичами.

Предложенная необычная траектория экспансии Москвы на юго-восток вызывает множество вопросов. Вместо того, чтобы улучшать взаимодействие по более естественным для города направлениям, власти решили развивать совершенно новый район, в котором почти отсутствует транспортная инфраструктура и велик риск конфликта с близлежащими садовыми товариществами и крупными землевладельцами.

По мнению экспертов, нисходящее расширение спровоцирует 20%-ый рост цен на землю и недвижимость из-за изменения статуса прописки. Местные муниципалитеты потеряют 32 млн. рублей налоговых сборов после присоединения к Москве. Более 100 территорий поменяют свой статус с региона на округ.

Несмотря на потенциальные проблемы и высказываемые сомнения, приходится признать, что у радиальной структуры развития есть свой предел. Как и проект расширения Парижа Grand Paris, проект «Большая Москва» требует длительного процесса по улучшению и усилению законодательной, исполнительной и юридической власти города.