Проблема миграции в Москве

06.03.2012, 21:01
posted in

Мария Семененко из группы «Городская культура» рассказывает о своем исследовательском проекте и о том, какие проблемы она хотела бы в нем затронуть.

«Когда я подавала заявку в группу исследовательской темы «Городская культура», в ней было заявлено 4 подтемы: креативные индустрии, культурная память, городские разговоры и миграция. Меня больше всего заинтересовала тема миграции.

Мой папа из Украины, и украинская диаспора с детства играет большую роль в моей жизни. Я родилась в Москве и считаю себя москвичкой, но при этом — больше украинкой, чем русской.  Сейчас понятие «русский» и «россиянин» — это одно и тоже. Я бы хотела, чтобы понятие «россиянин» было схоже с понятием «американец», ведь каждый, кто приезжает в Америку, неважно из какой страны, через какое-то время может стать американцем. У нас же все по-другому, например, мой папа приехал в Москву в семидесятые, позже получил российский паспорт, приобрел недвижимость, но до сих пор многие считают его приезжим. Я бы хотела изменить эту ситуацию: предложить новую модель интеграции для Москвы.

Я начала заниматься этой темой с того, что попыталась на примере украинской диаспоры разобраться, что из себя представляют диаспоры в Москве и какую роль они играют. Но долгое время у меня не получалось сформулировать главный исследовательский вопрос. Тогда мы с директором темы Михаэлем Шиндхельмом решили попробовать создать некую типологию украинской диаспоры и составить портрет для каждого типа. Впоследствии я решила подойти к исследованию вопроса миграции не со стороны самих приезжих, а со стороны русских и, в частности, москвичей. Таким образом, возникла идея предложить новую интеграционную модель для Москвы. Уже существует определенная модель, согласно которой мы — мультикультурное, многонациональное, многоконфессиональное общество «россиян». Но эта модель не работает.

В первой части моего исследования, которую я готовлю к промежуточной презентации результатов (в конце марта), я сфокусировалась на историческом аспекте. Сначала я рассказываю о советской национальной политике, а затем о парадоксе Москвы в советское время. На втором этапе исследования я попробую дать ответ на вопрос, кто же такой настоящий москвич?

Я планирую подойти к вопросу с двух сторон — официальной и неофициальной. Официальная сторона – это прописка, регистрация, разница между русскими, нерусскими и приезжими. Неофициальная — это  фильмы, литература, искусство, образ москвича, сложившийся за последние 20 лет. У меня есть возможность поговорить с рядом экспертов по этой теме, в том числе из Высшей школы экономики и Московской высшей школы социальных и экономических наук.

Я хочу попытаться предложить действенное решение проблемы ксенофобии в Москве, изменить отношение людей к приезжим. Ведь у нас приехавший из Таджикистана никогда не станет москвичом, тогда как, например, приехавший в Штаты пакистанец может стать нью-йоркцем, американцем».