Электронные книги и черника

26.03.2013, 09:44
posted in

Недавно Управление национальной статистики Великобритании добавило в потребительскую корзину (понятие, которое используется для определения уровня инфляции) электронные книги, а также белый ром и чернику. Этот факт доказывает, что постоянно растущий рынок электронных книг в Великобритании занимает теперь действительно важное место. Вопрос только в том, почему это заняло у него столько времени.

Дело здесь не столько в особенностях подсчета уровня инфляции, сколько в отношении к самому понятию цифрового чтения в обществе. В прошлом столетии технологический прогресс продвигался значительно медленнее, поэтому появление всех новинок аккуратно отражалось на потребительской корзине. Черно-белые телевизоры, к примеру, были включены в корзину в 1958 году и оставались там до 1985 года — и это совпадает с данными о том, какое телевидение было в домах людей в ту эпоху.

Но с начала 2000-х годов время пребывания товаров в потребительской корзине существенно сократилось, поскольку техника в наших домах начала постоянно обновляться. В 2007 году, когда DVD-плееры окончательно заменили собой VHS-проигрыватели, средний возраст аудио- и видеотехники в потребительской корзине был в два раза меньше, чем десять лет назад. Сегодня же DVD-плеер считается одним из самых «старых» предметов цифровой техники в корзине, хотя он начал продаваться только в 2001 году. Многие предметы в списке куда моложе — например, мобильные приложения, которые были включены в 2008 году, проигрыватели для Blu-ray дисков (2009 год) или такие планшеты, как iPad (2010 год).

Все эти предметы попадали в корзину в течение двух лет после изобретения.

Все это только подчеркивает, с какой быстротой британский образ жизни, особенно материальная его сторона, меняется под воздействием технологического прогресса. При этом, цифровая революция не только не закончилась, но и ускоряется с каждым днем.

Тот факт, что электронные книги попали в потребительскую корзину, многое говорит и о положении чтения в современном обществе. Книги наконец перестают уступать другим способам передачи информации, опережавшим их на протяжении десятков лет. До этого темпы развития персональных компьютеров, цифровой музыки, радио, телевидения и фотографии отражались на быстрой смене товаров в корзине потребителей. Книги, однако, долго оставались вне этих перемен, хотя цифровое чтение появилось раньше всех других цифровых медиа.

Кто именно изобрел электронную книгу, неизвестно, как неизвестно и когда она впервые появилась в продаже. По некоторым (очевидно, ложным) данным, электронные книги существовали еще в 1940-х годах, однако вероятней всего, их появление совпало с запуском проекта «Гутенберг» в 1971 году. А в 1993 году, когда компания Digital Books Inc начала продавать дискеты с электронными текстами, цифровое чтение (пусть и не в сегодняшнем формате) было уже устоявшимся понятием.

Таким образом, мы говорим о технологиях, которые можно было купить последние двадцать лет. Так почему электронные книги так долго не могли стать чем-то обыденным и не считались мерой измерения покупательной способности людей? По одной из версий, люди долго не могли отказаться от тактильной привычки к книгам, страсти к собиранию собственной библиотеки как литературного портрета самих себя, социального статуса самих книг и прочего. По другой, более вероятной, такая задержка связана с тем, что электронные читатели появились позже, чем электронные книги. Ведь, в конце концов, удовольствие от чтения с экрана только последние несколько лет сопоставимо с удовольствием от чтения бумажной книги. Размеры, доступность, долговечность и дизайн электронных книг только недавно позволили появиться большому и разнородному сообществу электронных читателей.

Как это ни смешно, но именно качество устройства, которое передает информацию, было тем, что позволило, наконец, забыть о самом формате передачи данных. Поскольку в том, чтобы стать цифровым издателем нет теперь ничего сложного, цифровые книги начали оценивать наравне с их бумажными эквивалентами. Поэтому люди больше не говорят о формате текста — только о сути изложенных в нем идей.