Каспер Йоргенсен: «Дом для себя я вырастил бы своими руками»

22.04.2013, 13:38
posted in

Каспер Йоргенсен — партнер датского архитектурного бюро 3XN и руководитель направления GX — исследовательского подразделения бюро, которое занимается развитием экологичной архитектуры и внедрением инновационных материалов и строительных технологий. Недавно Каспер принял участие в конференции «Игра с архитектурой» в рамках форума «Дни Кнауф» в Красногорске, программным куратором которой выступил институт «Стрелка». После завершения конференции Каспер дал интервью блогу «Стрелки» и рассказал о том, как запустить позитивные перемены в городе, использовать грибы в качестве строительного материала и не сойти с ума в толпе.

— Вы помните, когда в последний раз попадали в толпу?

— Этим летом я побывал на рок-фестивале в Роскилле, в Дании, куда на пять дней съезжается 80 тысяч человек. Они создают город, который вырастает из ничего на пустом месте и исчезает без следа пять дней спустя.

— Как Вы себя чувствовали при таком скоплении народа?

— Попадание в толпу полностью меняет наше представление о частной жизни и личном пространстве. Но когда знаешь, что это продлится недолго, и воспринимаешь саму ситуацию как что-то экстремальное, это вполне терпимо. Но если мы говорим о городах, где плотность населения очень высока, жизнь там действительно становится подчас чересчур интенсивной для восприятия.

— Люди, которые пользуются общественным транспортом в Москве, вынуждены ежедневно соприкасаться с тысячами других людей, ловить на себе множество взглядов. Вас беспокоит проблема концентрации огромных масс людей в мегаполисах?

— Я рассматриваю эту проблему через призму проектирования и дизайна. Мы с моими коллегами из бюро 3XN видим будущее в тесном переплетении строений и общественных пространств. Мы стремимся внести больше разнообразия в виды доступных нам пространств. На самом деле, зачастую мы сознательно создаем места, где люди оказываются очень близко друг к другу, но при этом мы обеспечиваем им места для уединения, покоя и медитации. Я считаю, что люди не должны молча смиряться с окружающими условиями. Московские улицы, забитые людьми и машинами, не должны быть такими переполненными. Первое впечатление при попадании в Москву – это город автомобилей. Здесь повсюду царят машины. Можно подумать, что изменить это невозможно. Но посмотрите, как изменился Нью-Йорк за последние пять лет – всего за пять лет! Площадь Таймс-сквер стала местом, где люди гуляют, там больше нет машин. На всех улицах Манхэттена появились велосипедные дорожки. Это позволяет людям чувствовать себя полноценными хозяевами города. Вам просто нужно создать для этого среду.

— В Копенгагене сейчас происходит что-то похожее?

— Да, причем это продолжается уже почти десять лет. Несмотря на то, что зимой жители Копенгагена предпочитают оставаться дома, летом у них есть множество возможностей для отдыха вдоль гавани, где раньше находилась промышленная зона. Теперь там можно купаться, и горожане используют всю акваторию для активного отдыха. Еще каких-то десять лет назад это все было просто невозможно представить. Никто бы не подумал, что здесь внезапно расцветет жизнь, но вдруг в одночасье все стало стремительно меняться. Я думаю, что аналогичные перемены должны произойти и в Москве.

— А кто выступил инициатором позитивных изменений в Копенгагене? Это было движение снизу, или первыми инициативу на себя взяли органы власти?

— Процесс шел параллельно, что значительно ускорило наступление перемен. Мне кажется, что это напоминает деятельность института «Стрелка» в Москве, благодаря которой многие люди постепенно начинают осознавать, что создание общественных пространств возможно и необходимо. Постепенно инициативы и проекты такого рода становятся обязательным требованием жителей к дальнейшему развитию города, после чего их уже нельзя оставить без внимания.

— Представим на секунду, что Вы стали главным архитектором Москвы. С чего бы Вы начали?

— Я бы попытался создать больше городских центров, усилить местный колорит и индивидуальные особенности каждого отдельного района. Мне бы хотелось, чтобы в городе был не один центр. Весь этот огромный массив зданий можно было бы разнообразить общественными пространствами. В определенное время суток многие районы этого города кажутся почти мертвым. Поэтому я бы постарался внести в городской пейзаж больше разнообразия и сделать районы города более привлекательными.

— У писателей-фантастов 60-70-х годов были забавные представления о том, что в будущем людям уже не понадобится ни обычная одежда, ни традиционные дома. Люди могут быть абсолютно голыми, но у них будет возможность по собственному выбору создавать себе образ. Это близко Вашему пониманию будущего архитектуры?

— Я думаю, что в основе архитектуры всегда будут лежать ключевые ценности и представления о пространстве, интенсивности связей между людьми и плотности их проживания. Речь идет об основополагающих человеческих законах, касающихся нашего комфорта и восприятия других людей. Всё это, несомненно, очень быстро эволюционирует. Я думаю, что в будущем архитектура станет гораздо более динамичной, планировка городов и сами здания будут гораздо более гибкими. Возможно, здания больше не будут возводить в расчете на длительный срок, но встроенное в них программное обеспечение позволит постоянно осуществлять пошаговые изменения. Еще может произойти смена форм собственности. Думаю, что мы все чаще будем арендовать помещения, а не владеть ими. Не исключено также, что в будущем строительные технологии дадут нам возможность без потерь разбирать различные архитектурные сооружения, чтобы использовать их элементы в новых постройках. Вероятно, нехватка ресурсов вскоре заставит нас не только пересмотреть привычные подходы к строительству, но и изменить представления об окружающей среде с учетом ее динамики и постоянных изменений.

— А что Вы думаете о пространствах, способных реагировать на человеческие эмоции? Мне нравится думать, что мой дом может испытывать те же чувства, что и я, и сможет создавать для меня соответствующую атмосферу, меняя свой облик…

— Это очень интересная перспектива. В определенной мере, это реализуется уже сегодня. Например, интеллектуальный дом, который снижает интенсивность отопления, когда вас нет в здании, и повышает температуру, как только вы возвращаетесь, автоматически включает ваш компьютер и встречает вас чашечкой горячего кофе. Такие возможности скоро станут неотъемлемой частью системы взаимодействия между зданиями и человеком. Но важно не вдаваться в крайность. Общество «Большого Брата» с его тотальной слежкой и контролем за каждым меня не привлекает. Безусловно, сегодня наблюдается колоссальный рост информационных перегрузок. Мы давно являемся частью пространства, контролируемого государством. Но я верю, что индивидуальность и своеобразие по-прежнему востребованы обществом. Благодаря этому нашему бюро имеет возможность проектировать и создавать уникальные решения для каждого конкретного заказчика.

— Если бы у Вас была возможность и неограниченные ресурсы, чтобы построить себе дом мечты, каким бы он был?

— В последнее время мы много внимания уделяем грибам в качестве потенциального строительного материала. Дом для себя я бы попробовал вырастить своими руками. Это был бы «живой дом», полностью самоподдерживающийся и экологически устойчивый, с внутренним пространством, созданным самой природой, которая отличается богатыми формами и способностью выбора оптимальных структур и богатых форм. Это был бы неповторимый проект. Я думаю, такой дом стал бы единственным в своем роде, и я от души поэкспериментировал бы с ним.