Проблемное поле: localities act, globalities think

19.11.2013, 15:20
posted in

Localities act, globalities think. Фото: Maistora@Flickr

Новое метро и старые фрески; конференции и конкурсы; города против государств; storytelling и городское планирование; хипстерский урбанизм и ужасная Новая Зеландия


Localities

• Что у нас хорошего произошло за две недели? Можно начать, к примеру, с совсем малого: на западе Москвы реализован первый градостроительный проект, который планировался и осуществлялся с участием местных жителей. Двор на улице Анохина был спроектирован командой экспертов Высшей Школы Урбанистики и занял первое место на конкурсе проектов обустройства района. Yopolis описывает сюжет в подробностях, там много интересного, в частности, второе место проекта «Единой России» — но самое прекрасное, конечно, вот что: «Осенью прошлого года урбанисты ВШУ пришли с идеей благоустроить двор по проекту в управу района Тропарево-Никулино. А раз такой строки в бюджете нет, проектировщики работали бесплатно. Строительные работы обычно проводятся по тендеру, в котором нет места никаким экспериментам. Чтобы обойти эту проблему, по всей Москве объявили конкурс проектов благоустройства, в котором специалисты ВШУ участвовали наравне с другими». То есть, представления о том, что благоустройство публичных пространств — деятельность, требующая участия экспертов, в нашем законодательстве отсутствует, а чтобы провести работы в одном районе согласно пожеланиям жителей, нужно объявлять городско конкурс, — иначе никак. У такой организации дела есть название. Это называется «почесывание левой задней лапой за правым ухом». Пляски вокруг проекта «Единой России» подробно описаны в блоге Ассоциации ТСЖ и ЖСК района Тропарево-Никулино, который блог вообще представляет собою довольно познавательное чтение.

Новый кораблик во дворе на Анохина, 38. Фото: Константин Гуляев/Yopolis

• Еще про локальное. «Город» публикует два интервью: с Леонидом Борзенковым, спроектировавшим только что открытую станцию «Жулебино» и с Дмитрием Гурским, главным архитектором «Метро-Стиля», где проектировали оформление имеющей вскоре открыться станции «Спартак» (между «Тушинской» и «Щукинской»). На «Жулебино» установлены зеркальные колонны, так что теперь там все шарашат луки.

Станция метро «Жулебино». Фото: Сергей Елисеев (Flickr)

Есть, кстати говоря, подозрение насчет цветовой гаммы:

Сбойка тоннеля «Жулебино - Лермонтовский проспект». Фото: Skvadim@Flickr

В том же «Городе» — репортаж Егора Мостовщикова о безрадостной московской периферии. Ну или не безрадостной, а полной смыслов — для тех, кто умеет читать ландшафт.

• Очередной скандал вокруг разрушения исторических памятников. В Королеве некое ЗАО «Развитие-XXI» расселило Дом Стройбюро А.Я.Лангмана (построив предвартельно многоэтаэжку) с тем, чтобы означенный дом снести и построить на его месте типовые многоквартирные башни. Министерство Культуры Подмосковья снос временно запретило, однако 8 ноября здание загорелось, горело больше суток, а потом приехал эскаватор этого самого ЗАО и начал здание ломать. Несмотря на шум в СМИ и прямы запреты, по состоянию на 17 ноября, снос продолжается. На сайте Подмосковного Минкульта голосование по соответствующему вопросу завершилось также не в пользу сторонников сохранения исторического памятника. Ну хорошо, говорят, строительная компания убедила бывших жильцов дома, что если его не снесут, то жить они будут на улице — но не восемнадцать же тысяч человек (см. результаты опроса) там жили-то? Кто остальные проголосовавшие — непонятно. На Colta.Ru — еще некоторые подробности. Помимо архитектуры, дело в том, что, как говорит директор Центра авангарда Александра Селиванова, «фресок 1930-х годов, которыми силами ВХУТЕМАСовцев покрывались стены клубов, фабрик-кухонь, учреждений (Наркомзем) и т.д., практически НИГДЕ не сохранилось. Их в природе больше нет. В данном случае уникальная ситуация — под слоями обоев в общественной части жилого дома коммунаров росписи выжили».

Фреска в Доме Стройбюро - прежний и нынешний вид. Фото:  В.Культин/Colta.Ru

Проект, премия, конференция

• Про «Зарядье» вы все и так уже знаете: техзадание на строительство парка будет выполнять консорциум во главе с Diller Scofidio + Renfro при участии ТПО «Резерв» и MVRDV. Вот подробная статья в «The Village». Сергей Кузнецов доволен, — и хорошо, что не сбылись опасения Григория Ревзина, который в июне писал, что «в условиях выборов правильная атака сможет скорректировать позицию врио мэра в сторону решения менее современного. В постсоветское время у нас уже сложился образ территорий вокруг Кремля, и проект, развивающий идеи подземного комплекса на Манежной площади (Михаил Посохин и Зураб Церетели) и муляжных стен Китай-города с ларьками внутри (Андрей Боков) с их специфическим региональным дизайном, может показаться более уместным, чем нечто вроде High-line Park в Нью-Йорке».

То есть, не чаяли уже, — но ура, лишь бы не сорвалось.

Проект парка Зарядье. Diller Scofidio + Renfro

• В московском ЦДА до 24 ноября продлится выставочный фестиваль «IV Российская Национальная Премия по Ландшафтной Архитектуре». В этом году добавлены две номинации: «Лучший выставочный сад» и «Премия за проведение ландшафтной политики по охране, управлению и планированию ландшафтов» (что такое «проведение ландшафтной политики по охране ландшафтов»? нельзя ли воспользовываться русскому языкым?). Подробности — на официальном сайте.

• Call for papers. В китайском Цзинане 23-29 августа 2013 года пройдет конференция «Urban Villagers: everyday life, leisure and socialist cities», организованная Международным комитетом исторических наук. Имеется в виду, что доклады участников должны пролить свет на то, как властный дискурс и опыт обычных людей формировали параметры повседневности, — и на то, как как жители социалистических городов реагировали на условия жизни в них. «Власти всегда мечтали о создании городов с нуля или о приведении пустоши (wilderness) в цивилизованное состояние. Несмотря на это социалистические города в газах современников являлись городами только в очень ограниченном смысле. Для того, чтобы жители таких мест воспринимали их как города, должно было быть изменено само определение города. В этом процессе решающая роль отводилась официальному дискурсу, представлявшему строительство города по преимуществу как борьбу «городского» с «не-городским» или, пользуясь более старыми терминами, как борьбу между цивилизацией и пустошью», — пишут организаторы. Предлагается присылать тезисы докладов (не более 500 слов) и короткое био, а также список из трех публикаций. CV присылать не надо. Подробнее с условиями участия можно ознакомиться по ссылке, deadline — 30 ноября, торопитесь.

Nova Huta in winter (Wikipedia)

Globalities

• В прошлом выпуске мы писали о проблемах малых и больших городов в период экономического кризиса. Так вот, внезапно обострилась полемика и вокруг моногородов нашей великой родины. Правительство, несмотря на близкую зиму, проснулось и увидело, что — о ужас! — «уровень безработицы, намного превышающий средний показатель, отмечается в 51 моногороде из 342». Министр труда и социальной защиты РФ М.Топилин высказался в том смысле, что желающим переехать на Дальний Восток государство будет давать по 400 000 руб подъемных, а семейным — и вовсе по 800 000. Тем, кто на Дальний Восток ехать не желает (тем более, его скоро вообще переименуют), дадут сильно меньше: 200 000 и 300 000 соответственно. Директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич полагает, что никто туда «даже за 800 тысяч на семью не поедет. Но переезд внутри остальной России – другое дело. Деньги – 300 тысяч на семью – невелики, но, может быть, получив их, люди из того же Пикалево попытаются поискать работу в Ярославле. Хотя в любом случае, больших результатов от этой программы не будет». Алексей Новиков из Высшей школы урбанистики считает, что более того, от бюджетных денег все станет только хуже, резонно объясняя, что вообще не в моногородах дело: «есть города, они и моногорода и не моногорода, которые находятся в местах, где они вообще находиться не должны. Всемирный Банк в конце 1990-х годов – в начале 2000-х посчитал, что в России примерно 20 млн. человек живут там, где жить просто нельзя. Это зона вечной мерзлоты, зона насильственного расселения в период советской власти, когда действовали институты ГУЛАГа и так далее. Это города Сибири, Дальнего Востока, крайнего Севера. Часть из них необходимы, поскольку поддерживают, например, военную инфраструктуру или какие-то очень важные стратегические месторождения, или трассы. Но значительная часть из них была, по сути, создана в эпоху насильственных переселений. И 20 млн. человек – это больше, чем население Казахстана. И как вы это все население перевезете»? Интервью вообще довольно любопытное, почитайте.

• Аарон Ренн в журнале «Governing», обращаясь к проблеме болеющих (а то и умирающих уже) городов, пишет о том, что их жителям и властям надо, во-первых, посмотреть правде в глаза и сказать себе, что они в опасности; а во-вторых, взять свою судьбу в свои руки, потому как если они сами себе не помогут, никто им не поможет. Смысл в том, чтобы прекратить заниматься исключительно латанием дыр, а придумать какую-никакую стратегию.

Одновременно с этим широко разворачивается дискуссия об автономизации городов вообще, — а точнее, что о повышении их экономической и политической субъектности. На сайте Public Sector Inc. эту проблему обсуждают тот же Ренн и Стивен Лисаускас из Pioneer Institute for Public Policy Research. Издательство Brookings Institution Press летом выпустило целую книгу, «The Metropolitan Revolution: How Cities and Metros Are Fixing Our Broken Politics and Fragile Economy», написанную Аароном Кацем и Дженнифер Брэдли. Смысл происходящего понятен: времена в США нелегкие, денег нет ни у федерального правительства, ни даже у правительств штатов, — а когда у правительства нет денег, сразу становится не совсем понятно, зачем оно вообще нужно. В отчете консалтинговой фирмы Frost & Sallivan весь этот сюжет изложен прямо, простыми словами (тут по-русски). Очень коротко: к 2025 году экономическое влияние тридцати с лишним мегагородов будет сравнимо с влиянием иных стран, а на первые десять из них будет приходится 13% мирового ВВП. Центрами инвестиций и роста становятся, опять же, не страны, а города, которые, к тому же, окажутся главными заказчиками инфраструктурных и инновационных проектов.

Россия с ее так и не завершившейся урбанизацией и сырьевой экономикой, казалось бы, должна плестись в хвосте этого процесса, — однако это только на первый взгляд. Мы так часто сетуем на чудовищную сверхцентрализацию власти и ресурсов, что перестали замечать очевидное: для внешнего взгляда бесконечно разбухающая Москва оказывается вписанной в мировой тренд, пусть и кривовато: ну, так а что у нас прямое? Представить себе, как может развиваться намеченная тенденция (если это тенденция) — легко. Мы про такое будущее читали в фантастических романах. Национальные государства, впрочем, власть так просто не отдадут, не надейтесь.

Shanghai, 2012. Фото: Andreas Wecker (Flickr)

Процесс

• Нынешняя неделя на «Стрелке» посвящена сторителлингу (whatever it means), так что, возможно, вам будет любопытно прочесть заметку Карен Стернхаймер «Социология для рассказчиков» (Sociology for storytelling) на «Everyday Sociology». Еще несколько любопытных ссылок в этой связи: текст Леонарда Вазкеса «Urban Fables: The Role Of Storytelling And Imagery In Successful Planning Movements» на Planetizen; статья Мерлийна ван Хальста «Storytelling, a model of and a model for planning» в журнале Planning theory; статья Марка Чайлдса «Storytelling and urban design» в Journal of Urbanism; очень интересная книга Долорес Хэйден «The Power of Place: Urban Landscapes as Public History». Наконец, подкасты журнала «Монокль», про которые Urbalize пишет, что вот мол, с 2011 года искали кого-нибудь, кто может рассказывать истории из жизни урбанистов-практиков так, чтобы было интересно не только специалистам — и нашли наконец.

Mariana González @ FLickr

Разное

• В сети появилась книга «Город невест»? Брендинг территорий и региональные идентичности: материалы всероссийской научной конференции (Иваново, 12-13 сентября 2013 года)». По ссылке полный текст, чтение местами очень любопытное.

• Профессор Шанинки (она же МВШСЭН), ведущий научный сотрудник РАНХиГС, социолог Виктор Вахштайн дал интервью Polit.Ru: «Модернисты строят хайвэи, леваки – доступное жилье, хипстеры – велодорожки, парки и пешеходные зоны. Хипстерский урбанизм превращает городское пространство в подмостки, город – больше не машина, а сцена. (То есть, машина совсем иного рода: машина представления, машина удовольствия.) Он раскрашивает в яркие цвета заборы и устанавливает на каждом углу контейнеры для сортировки мусора. Заброшенные промзоны становятся очагами общественной жизни. Постиндустриальные трущобы оккупируются представителями «креативного класса» и образуют новый творческий «кластер» (еще одно слово, окончательно обессмысленное хипстерским урбанизмом). Несмотря на тщательно культивируемую идеологию «livability», это не про жилье, но и не про рабочие места – это, скорее, про те пространства, где люди могут встречаться и общаться друг с другом (от дворов до центральных парков). Город – это весело. Город – это ярко. Город – это непрерывная череда событий. Город – это там, где вам есть куда пойти. Город – это «Istanbul the cool» и «I AmSterdam». Кредо хипстерского урбанизма точно выразил датский архитектор Ян Гейл: «Не спрашивайте меня, сколько людей живет в этом городе – спросите, сколько получают от этого удовольствие». И дальше по тексту: «город должен быть как хорошая вечеринка – если я возвращаюсь домой до трех часов ночи, значит, он не удался». Говоря о «Городе для людей», создатели этого нового городского нарратива забывают уточнить – для каких именно людей». Там еще много интересного.

• Cпециализирующийся на зрелищных материалах блог Web Urbanist демонстрирует нам, как будет выглядеть заключительный фрагмент High Line и показывает схожий проект для Лондона, красивый. Здесь же — десять зданий в форме кораблей и рассказ про Даана Русегаарде(Daan Roosegaarde), который придумал пылесос для смога.

Николай Орехов. Дом-Ковчег. Посёлок Боровой, Кемерово. Фото: Виктор Борисов

• Ну и наконец, внезапно: согласно данным Texas Transportation Institute, придумавшим в свое время Travel Time Index, хуже всех дела с трафиком обстоят не там, где вы подумали, а в Новой Зеландии. Если без пробок путешествие занимает тридцать минут, то с пробками, в час пик — сорок. Но да, учитываются только «122 urban areas in the higher income United States, Western Europe, Canada, Australia and New Zealand». Внезапно — потому что США — только на пятом месте (из пяти).

• Произошло еще много всего интересного. Однако никто необъятного объять не может, продолжим в следующем выпуске.