«Стрелка» издала книгу Витольда Рыбчинского о ключевых идеях американской урбанистики

07.02.2014, 04:35
posted in

«Городской конструктор: идеи и города»

Новая книга Strelka Press — «Городской конструктор: идеи и города» Витольда Рыбчинского

Фрагмент из новой книги издательства Strelka Press «Городской конструктор: идеи и города»: какие города нам нужны и как создать город, в котором людям нравится жить?


Витольд Рыбчинский – архитектор, профессор Университета Пенсильвании, архитектурный критик – и писатель. «Городской конструктор: идеи и города» (Makeshift Metropolis: Ideas about Cities) – одна из лучших и наиболее важных его книг, которой, к тому, по счастью не пришлось долго дожидаться перевода на русский. Перед нами, во-первых, по сути, краткая энциклопедия американской урбанистики, первый экскурс в историю которой относится ко временам строительства колониального Вильямсбурга. Во-вторых, книга Рыбчинского представляет собой энциклопедию идей: автор разворачивает перед нами ретроспективу основных теорий и практик (а последние частью оказались куда более живучими, чем эволюционирующие принципиальные подходы), определивших нынешнее состояние американских городов. Наконец, Рыбчинский последовательно проводит в новой книге идею о том, что городское планирование должно отказаться наконец, от модернистской идеи до мелочей распланированного города. Он пишет об «урбанистике спроса», в соответствии с принципами которой архитекторы и планировщики должны заложить базовую схему пространственной и функциональной организации, а затем отойти в сторону, позволив городу развиваться органично, в зависимости от желаний его жителей.

Сегодня мы публикуем фрагмент из заключительной главы книги, «Какие города нам нужны», – в нем автор на примере нового израильского Модиина демонстрирует, что для создания удобного и «зеленого» города не обязательно нужны новейшие технологии и радикальные архитектурные концепты: иногда достаточно разнообразия, здравого смысла и доверия к людям, которым в таком городе предстоит жить.

*

Новый город Модиин — образец уплотнения застройки. Moshe Safdie Architects, 1992

Американцам будет непросто состязаться с европейскими городами, для которых характерны густонаселенные исторические центры, иной характер жилой застройки, меньшая зависимость от личных автомобилей и жесткое регулирование градостроительства. Существуют ли более подходящие образцы для подражания? Полезные уроки в плане уплотнения застройки и «зеленого» (в прямом и переносном смысле) урбанизма дает история нового израильского города Модиин. Этот город, расположенный на полпути между Иерусалимом и Тель-Авивом, был построен с нуля на пустующем участке, который прежде принадлежал вооруженным силам. Разработка генерального плана началась в 1989 году, первые жители въехали в дома в 1993-м, а на сегодняшний день население города достигло 80 тысяч. Группу планировщиков возглавлял Моше Сафди, прославившийся проектом инновацион ного жилого комплекса «Хабитат-67», в котором он воплотил свою концепцию «трехмерного поселения». Вот что он пишет о «Хабитат»: «Я хотел продемонстрировать, что можно построить город, сравнимый по плотности населения с Монреалем или Бостоном, не жертвуя при этом качеством условий для всех видов городской деятельности — шопинга, быта и работы». «Хабитат» был попыткой уплотнить жилую застройку за счет радикально нового дизайна и, по сути, представлял собой «мегаструктуру». Модиин не таков, он отражает изменения в градостроительстве, произошедшие под воздействием идей Джейн Джекобс. Как-то я спросил Сафди, повлияла ли Джекобс на его образ мыслей. «Несомненно, книга Джекобс оказала на нас огромное влияние, — ответил он. — В то время мы гадали, как справиться с „синдромом Миса“ в планировании и реконструкции городов, и предложения Джекобс были крайне интересны своей нестандартностью. „Новый урбанизм“ как бы запустил стрелки часов назад. Я почувствовал, что ее наблюдения и ценности, за которые она ратовала, требуют от нас создания более плотной, более урбанистической среды». В Модиине соседствуют разные типы жилой застройки — многоквартирные «высотки» (расположенные на вершинах холмов как своеобразные ориентиры и архитектурные доминанты), индивидуальные блокированные дома и малоэтажные здания без лифтов на шесть–восемь квартир.

Сафди характеризует план Модиина как намеренную попытку создать «нормальный», а не «спланированный» город. «Различие здесь связано с более четкой артикуляцией общедоступного и индивидуального, — поясняет он. — В нормальном городе здания строятся вдоль общедоступных улиц. Их типы варьируются, поскольку они строились в разное время разными архитекторами и девелоперами, что подчеркивает индивидуальность каждого из зданий. Спланированные города, построенные в рамках масштабных проектов, напротив, представляют собой крупные комплексы, где сгруппированные здания не имеют собственных адресов. В Модиине мы добивались более тонкой организации и деления земельных участков, большего архитектурного разнообразия».

Чтобы достичь этого разнообразия, команда Сафди применила инновационный метод планирования, сочетающий единые принципы застройки с ее поэтапной реализацией. В генеральном плане были обозначены основные улицы, общие контуры кварталов и местоположение городского центра. Однако детальное планирование отдельных кварталов было поручено нескольким независимым группам архитекторов и проектировщиков, которые должны были следовать ориентирам, заложенным в плане. (Бюро самого Сафди спроектировало один из жилых кварталов и центральный район города.) Децентрализованным было и строительство отдельных зданий, поскольку участки внутри кварталов передавались разным частным застройщикам (как в Бэттерипарк-Сити).

А поскольку застройщики работали с разными архитекторами да и проектировщики кварталов не всегда жестко следовали принципам, разработанным Сафди, Модиин получился куда более многообразным, чем большинство спланированных поселений, и больше похожим на «нормальный» город.

От проектов, в основе которых лежит чисто рыночный подход, Модиин отличает особое внимание к общегородским нуждам. К примеру, жилые кварталы расположены на склонах холмов, а долины между ними отведены под парки, скверы, там находятся детские сады, школы, поликлиники и небольшие торговые центры. Город проектировался в расчете на автомобильный транспорт, но от большинства жилых кварталов до объектов в долинах можно добраться пешком — по зеленым дорожкам на склонах холмов, напоминающим пешеходные лестницы в Сан-Франциско и на Монмартре. Невысокий, плотно застроенный центр города состоит из пяти- и шестиэтажных зданий — офисных, административных и жилых. В крытом торговом комплексе, напоминающем восточный базар, кроме магазинов, есть еще любительский театр, а рядом — рынок на открытом воздухе. Впрочем, самой примечательной особенностью городского центра, пожалуй, является отсутствие наземных автостоянок и гаражей — все парковки расположены под землей.

Хотя Модиин и не проектировался как «зеленый» город, там был использован ряд методов, позволяющих экономить ресурсы и энергию. Плотная застройка стимулирует передвижение пешком и обеспечивает рентабельность автобусного транспорта. Хотя у жителей Модиина, как и у большинства израильтян, есть личные автомобили, с Тель-Авивом его соединяет железнодорожная ветка (продолжительность поездки — двадцать минут). Другая линия прокладывается между Модиином и Иерусалимом. Рощи, оживляющие холмистый, но довольно пустынный пейзаж, сохранены в неприкосновенности, а сам город находится в окружении широкого зеленого пояса. Если учесть природные заказники, места археологических раскопок, спортивные сооружения и зоны отдыха на открытом воздухе, расположенные на территории города, получается, что треть из 8000 акров остается незастроенной.

Дизайн парков разработан таким образом, чтобы свести к минимум у потребность в поливе — там мало газонов, а для посадок выбирались засухоустойчивые растения. Дождевая вода собирается и используется для полива или сохраняется в подземных резервуарах. В соответствии с принятыми в стране стандартами все бытовые сточные воды поступают в очистные сооружения, а после очистки идут на сельскохозяйственные нужды. Благодаря этим мерам в Израиле до 75% воды используется повторно — впечатляющий показатель! По оценкам, до 90% жилых домов в стране, в соответствии с требованиями закона, оснащены солнечными водонагревателями. В Модиине такой нагреватель стоит на крыше каждого дома.

Бродя по Модиину, я не могу отделаться от ощущения, что оказался в одном из «городов-садов» начала ХХ века — только холмистом и с пальмами. Это впечатление становится еще сильнее при виде домов, выдержанных в характерном для Израиля прагматичном современном стиле, хотя один район с яркими домами, крытыми черепицей, напоминает Южную Калифорнию. В целом же, простые белые здания вызывают ассоциации с «интернациональным стилем», чьи образчики часто встречаются в старых кварталах Тель-Авива. Проектировщики Модиина долго обсуждали, должен ли он стать «белым городом», как Тель-Авив (где здания покрывают штукатуркой и красят в белый цвет), или «каменным», как Иерусалим (где фасады домов предписано отделывать «иерусалимским известняком»). В конце концов было решено совместить оба варианта: здания в центре города и в долинах облицованы камнем, а в остальных местах используется либо камень, либо штукатурка.

Современные дома на традиционной улице. Amir Mann / Ami Shinar Architects & Planners LTD. Фото: Ран Эрде

Говоря о проектировании Модиина, Сафди часто ссылается на первый план Тель-Авива, составленный Патриком Геддесом. В 1920-х, когда Палестина была подмандатной территорией Британии, Геддеса, уже спроектировавшего некоторые кварталы Иерусалима, привлекли для разработки генплана нового города под названием Тель-Авив, основанного еврейскими поселенцами в 1906 году. Его замысел следовал принципам «города-сада» — с парками, бульварами, благоустроенными пешеходными улицами. Результатом стало сочетание городской и парковой среды. В 1930-х годах немецкие архитекторы-эмигранты, в частности, Рихард Кауфман и великий Эрих Мендельсон, построили несколько аналогичных кварталов в Тель-Авиве и Иерусалиме. Хотя в «Смерти и жизни больших американских городов» Джейн Джекобс раскритиковала концепцию «города-сада», эти кварталы процветают и сегодня, вызывая восхищение как примеры гуманной и привлекательной жилой среды.

Тель-Авив стал воплощением двух важнейших принципов концепции Геддеса. Первый, как пояснял Мамфорд, называвший Геддеса «мой учитель», заключался в том, что города следует строить сомасштабными человеку, а не такими, как расползающиеся современные мегаполисы, которые Мамфорд называл «последним словом безликой городской аморфности». Второй принцип требовал избегать высокой плотности, поскольку, как утверждал Мамфорд, «жилая застройка, рассчитанная на триста–четыреста человек на акр, не говоря уже о более радикальных предложениях, не способствует здоровью людей, добрососедству и должному уходу за детьми». В Модиине, где плотность населения составляет примерно пятьдесят человек на акр (а по плану город рассчитан на 250 тысяч жителей), Сафди и его команда продемонстрировали, что идеи Геддеса и Мамфорда по-прежнему актуальны (любопытно, что плотность в пятьдесят человек на акр примерно совпадает с принципом Ричарда Энвина «двенадцать домов на акр», если учесть, что семьи в его времена были больше. Она также совпадает с плотностью населения в современных городах средней величины, например Копенгагене и Стокгольме.).

Пример Модиина показывает, что «зеленый урбанизм» требует не новейших технологий, а куда более старомодной продуманной планировки. Чтобы применить эти уроки к американским реалиям, понадобится немалая изобретательность. В Израиле, где люди, как правило, живут в многоквартирных домах, плотность населения в пятьдесят человек на акр встречается нередко. Большинство же американских семей имеет собственные дома, что дает плотность населения в десять–пятнадцать человек на акр. Нам, так или иначе, придется «уплотняться», принимая при этом во внимание желание людей жить рассредоточенно и в небольших городах.

«Широкие горизонты» должны превратиться в «узкие». Уплотнение — это не обязательно повальное строительство много квартирных «высоток». Речь может идти о точечной застройке в больших и малых городах, об уменьшении площади участков и самих домов в пригородах. Кроме того, потребуется расширение ассортимента жилья. Помимо отдельно стоящих домов на больших участках на рынке должны предлагаться дуплексы, таунхаусы, малоэтажные многоквартирные дома, комплексы коттеджей и бунгало, рядовые дома — все это проверенные временем типы жилой застройки, к которым стоит вернуться.