Матисс Гроскауфманис, Выпускник.

29.03.2013, 10:31
posted in ,

Образование

 

У меня практически не было возможности попасть в архитектурную школу в Риге. Не потому, что я не был знаком с современной архитектурой, а потому, что самым важным там было уметь хорошо рисовать. Я решил, что это не стоит таких усилий и отправился учиться в Глазго в Mackintosh School of Architecture. Сначала мне очень там нравилось, но в конце первого года обучения я поехал по программе обмена в Вену в Academy of Fine Arts. Мне казалось, что там можно научиться по-другому смотреть на архитектуру и окружающее тебя пространство.

Глазго — Вена — Москва — различные подходы

 

Проучившись год в Вене, я четко понял, чем обучение там отличается от Глазго. В Вене изучали «рациональную архитектуру» — это был такой концептуальный подход. В Глазго ориентировались на чувственную сторону архитектуры, это был поэтический подход: нам буквально приходилось прощупывать место, обращать внимание на все детали. Возможно, это наследие Петера Цумтора (швейцарский архитектор, лауреат Притцкеровской премии 2009 года)

Тем не менее, у меня осталось очень хорошее впечатление об этой школе, в ней обучают настоящие профессионалы, но она не для меня. Проучившись в Вене, я смог взглянуть на архитектуру более глобально, и после этого я не хотел рассматривать архитектуру в том аспекте, в каком это делали в Глазго. Тем не менее, мне пришлось туда вернуться.

Я узнал о существовании «Стрелки», когда вернулся с программы по обмену, и понял, что подход «Стрелки» к изучению архитектуры — это как раз то, что я искал. В каком-то смысле он похож на венский: по масштабности подхода, по сочетанию теории и практики. Год спустя я окончил школу в Глазго и подал документы в «Стрелку». Для меня это был неожиданный ход — никогда бы не подумал раньше, что буду когда-нибудь жить в Москве. Латышские СМИ прививают нам особый взгляд на Россию, и я, с одной стороны, соглашался с ним, а, с другой, всегда думал, что Россия — это нечто большее.

Образовательный процесс на «Стрелке»

 

Обучение в «Стрелке» таково, что ты не можешь выполнять задание, слушая в этот момент музыку, например. Тебе приходится все время быть сосредоточенным, думать над тем, что ты делаешь.Ты не просто рисуешь, но ты еще постоянно читаешь и усваиваешь какую-то новую информацию. Впервые мне пришлось ходить на занятия вместе со студентами философских отделений или дизайнерами. Мы слушали лекции и размышляли на одни и те же темы, мы работали вместе над проектами. Это было совершенно новое ощущение, потому что в других институтах я учился в основном с архитекторами или инженерами. Здесь у меня появилось чувство свободы — от того, что я мог взглянуть на проекты с совершенно иной стороны, не обязательно имеющей отношение к архитектуре.

Совместная работа с другими студентами

 

Я делал свой финальный проект с Блажеем Чубой, и это было очень интересно. Я всегда боялся работы в команде, но здесь впервые все получилось хорошо. Нас обоих интересовали микрорайоны, жилые дома, взаимосвязь различных объектов инфраструктуры, и мы решили работать над проектом вместе, чтобы добиться более серьезных результатов. Блажей до «Стрелки» учился в Великобритании, и то, что у нас с ним были разные подходы, очень помогло.

Работа в студии

 

Моя студия называлась «Горожане и потребители», возглавляли ее Дэвид Эриксон, Анастасия Смирнова и Куба Снопек. Студия занималась переосмыслением концепции микрорайонов, разработкой путей для их модернизации и созданием новых образцов бюджетного жилья. Нам нужно было продумать план бюджетного жилья, ориентируясь в первую очередь на потребителя. На «Стрелке» перед тобой открывается множество возможностей, потенциальных сценариев дальнейшего развития. Я, например, увлекся жилыми домами, до сих пор изучаю какие-то материалы на эту тему. Несмотря на то, что прошел уже год, мы до сих пор переписываемся с Блажеем, обсуждая, как могли бы улучшить наш проект — ведь наши идеи трансформируются по мере нашего развития. В каком-то смысле, мы до сих пор работаем над этим проектом.

Подход к обучению в институте «Стрелка» сильно отличался от привычного нам. Нам приходилось работать с чем-то совершенно незнакомым, у нас не было точного понимания, как что делать, и нам требовались определенные навыки. И лучше всего было как раз то, что их у нас не было. «Стрелка» дает тебе свободу: у тебя может быть определенная тема, но в рамках нее ты волен делать все, что хочешь. Конечно, свобода всегда вносит некоторую неясность. В студии никто не знал, что он делает, ко всему было скептическое отношение, и мы не понимали, что у нас получится в итоге, потому что нам все время приходилось выходить за рамки привычного и комфортного для нас мира. Но несмотря на это, я очень доволен результатом.

Карьера

 

До того, как пойти учиться, я работал в нескольких архитектурных бюро. Как-то я решил устроиться на стажировку в агентство Leo Burnett. Там я узнал, что архитекторы необязательно должны работать больше всех остальных людей, и там же я понял ценность идей и концепций. Потом я сделал перерыв на обучение.

Пребывание на «Стрелке» и вложенное в нас понимание того, что ты можешь быть тем, кем хочешь, меня немного избаловали. Большинство архитектурных бюро сосредотачиваются только на том, чтобы построить правильное здание. Мне же был необходим своего рода «курс детокс» после того потока различных идей и чувства свободы, которые обрушились на меня на «Стрелке». Поэтому я подал две конкурсные заявки в одно из бюро, в котором раньше работал, и выиграл обе.

Казалось бы, я должен был быть доволен, но мне не хватало того глобального подхода, исследований, что были на «Стрелке». Поэтому я подал документы в архитектурное бюро OMA/AMO. Когда я впервые вошел в офис OMA и увидел все эти карты, чертежи, таблицы и документы с различными данными на стенах, я словно снова почувствовал себя на «Стрелке».