Плутопия или Повесть О Двух Городах

21.03.2013, 07:45
posted in

Kate Brown. Plutopia: Nuclear Families, Atomic Cities, and the Great Soviet and American Plutonium Disasters

Озерск и Ричланд – два закрытых ядерных города по разные стороны Атлантики. Настало время рассказать их истории и понять, каковы результаты советского и американского плутониевых проектов, оказавшихся, помимо прочего, уникальными социальными экспериментами проведенными одновременно в схожих условиях


Ядерные программы великих держав времен холодной войны и разработки первых атомных бомб – предмет пристального внимания историков по обе стороны океана. Однако «Плутопия» – особая книга. Она посвящена истории жизни и смерти двух необычных городов – американского Ричланда и советского Челябинска-40. Кейт Браун, доцент исторического факультета UMBC, специалист, среди прочего и по российской истории, полагает, что историю ядерных программ СССР и США невозможно рассматривать по отдельности. Браун считает производство плутония транснациональным проектом, соединившим жизни простых людей в двух странах, несмотря на холодную войну.

«Последние семь лет, – говорит Браун, – я шла по слабо светящемуся следу истории первых в мире заводов по производству плутония – фабрики «Хэнфорд» на востоке штата Вашингтон и завода «Маяк» на Южном Урале».

Источниками для исследования служат официальные документы и десятки интервью, на основе которых автор рассказывает поразительную историю двух городов, Ричланда и Озерска, где было впервые в мире развернуто производство плутония. Чтобы сохранить секретность, и советские, и американские власти создали в своих странах «плутопии» – замкнутые сообщества работников и их семей, жившие в городах с ограниченным доступом, на содержание которых из бюджетов выделялись огромные суммы. Члены этих сообществ, собственно работники предприятий, находились под постоянным медицинским наблюдением и наслаждались всеми радостями общества потребления, в то время как неподалёку трудились те, кому вход в «плутопии» был закрыт – мигранты, заключенные и солдаты. Они жили во времянках и часто на их долю выпадали самые опасные участки работы. Так плутониевые проекты превратились в уникальный социальный и градостроительный эксперимент.

Заколоченное здание банка в городке Уайт Блафф, неплодалеку от завода по производству Плутония в Хэнфорде. Фото: Roger Ressmeyer

Браун демонстрирует, что сегрегация постоянных и временных работников, а также разделение на ядерные и не-ядерные зоны создают территорию безнаказанности, в границах которой аварии и сброс радиоактивных отходов было легко скрыть от начальства. В этих условиях процветала растрата бюджетных денег и незаконное (даже по тем временам) загрязнение окружающей среды. За сорок лет своего существования ричландский «Хэнфорд» и озерский «Маяк» сбросили в виде стоков около 200 миллионов кюри радиоактивных изотопов, – эквивалент четырех Чернобылей – и загрязнили таким образом многие сотни гектар леса, речных пойм и сельскохозяйственных земель.

Из-за режима повышенной секретности, на десятилетия опустившего завесу тайны над проектами, жители близлежащих территорий не могли доказать, что резкое повышение уровня онкологических заболеваний и рост числа детей с врожденными дефектами были обусловлены радиоактивным загрязнением. «Плутопия» оказалась эффективным механизмом – но лишь постольку, поскольку внутри закрытых зон Озерск и Ричланд обеспечивали своим жителям американскую мечту и коммунизм соответственно. Для остальных плутониевые производства обернулись трагедией, последствия которой ощущаются и в СССР и в США по сей день.

Kate Brown. Plutopia: Nuclear Families, Atomic Cities, and the Great Soviet and American Plutonium Disasters. Oxford University Press, 2013. 416 p.

*

Здесь можно прочитать фрагмент книги, а здесь – купить ее в электронном виде (правда на этот раз не Kindle Edition, а Nook Book).