ТО, что НЕЛЬЗЯ пропустить

30.05.2013, 12:49
posted in

Антон Кальгаев и Анна Широкова, кураторы летней программы.

— Расскажите в двух словах про общую концепцию «Лета» в этом году. О чем оно будет?

Анна: Ключевая идея — выйти за пределы того, что обсуждалось в прошлые годы. С одной стороны, — за пределы Москвы, с другой — чуть больше связать летнюю программу с нашей образовательной программой, ведь студенты «Стрелки» занимаются множеством разных проблем.

Антон: Если сравнивать с предыдущим летом, то в этот раз много разговоров про Россию, а не только про Москву: что происходит на границе с Китаем, что происходит на границе с Норвегией, что происходит в Челябинске, что происходит на севере. Это попытка поменять масштаб того, о чем мы говорим.

Анна: Три ключевых слова этого лета — будущее, масштаб и границы. Мы здесь и сейчас смотрим на какие-то темы, которые окажут определяющее воздействие на будущее. Смотрим на перспективу и думаем о том, как это изменит жизнь в городе в дальнейшем.

Антон: Здесь и сейчас — это, с одной стороны, про «Стрелку», про то, что мы тут обсуждаем этим летом, с другой — про планету, вселенную и изменения в ней, которые тоже происходят здесь и сейчас.

— Получается, вы ответили на незаданный мною вопрос о том, что в этом году у «Лета» нет такого четкого названия, как в прошлом.

Анна: Есть слоган «здесь и сейчас». Это наш принцип выбора тем событий, это то, что нам кажется правильным и важным обсудить здесь и сейчас, не откладывая на послезавтра, вне зависимости от того, есть ли у них какая-то привязка конкретике или это рассуждения о каких-то глобальных изменениях. Одним из новых форматов этого леты стали интеллектуальные беседы «Четыре четверти». Первая была на этой неделе. Мы обсуждаем важные сюжеты с разными спикерами, в том числе людьми из академической среды, которых мы не так часто видели на «Стрелке».

Антон: Я предпочитаю не называть «Четыре четверти» дискуссией, чтобы не возникало ассоциаций с обычными панельными дискуссиями, с какими-то формальными или научными круглыми столами. Там есть три важные вещи: с одной стороны, это новый формат беседы, с другой — продуманный подбор участников, благодаря которым проблему можно осветить с разных сторон, с третьей — мы хотим столкнуть не только дисциплины, но и интеллектуальную культуру, то есть посмотреть, как участники беседы об этом размышляют. Допустим, вчера был разговор о грязи, в котором участвовали журналист-биолог, специалист по экологии, археолог и философ-антрополог. Было очень заметно, что первые трое мыслят в какой-то одной тональности, а антрополог Николай Грякалов — кардинально иначе. Он выглядел как такой infant terrible и всех удивил своей манерой ведения беседы.

Этот проект сделан примерно так же, как и вся летняя программа: беседы объединены форматом и темами, которые находятся на пересечении многих дисциплин и научных или общественных дискуссий, но при этом из общественных дискуссий куда-то уплывают. То есть такой сквозной проект всего лета: дискуссия о грязи проходит на этой неделе и параллельно идут дискуссии про управление отходами, про экологию. Почему, например, разговор о том, что мы ничего не знаем о России будет 10 июня? Потому что дата накануне Дня России, который все будут с помпой праздновать. А что праздновать, никто не знает. Даже специалисты, которые много ездят по России, часто толком не знают, что в стране происходит.

— Получается, разные понятия определяются с разных точек зрения, например, та же грязь?

Антон: Да, да. Еще забыл сказать, что «четыре четверти» всегда проходят по понедельникам или вторникам в четыре часа дня — так что для участия в этом интеллектуальном пире нужно время. Это такая игра: ты говоришь о том, что это будет в такое время, когда не все смогут придти, и получается, что те, кто придет, по-настоящему заинтересованы темой.

Анна: Вообще мы когда это придумывали, представляли себе, как люди за чашкой чая в непринужденной обстановке беседуют о том, что им интересно. Такой ненапряжный и при этом интересный разговор.

— То есть истину этот разговор установить не должен?

Анна: Абсолютно. Важно, что есть разные дисциплины и точки зрения. Это относится не только к «Четырем четвертям», но и вообще ко всем темам лета. Вот если говорить о технологиях, о будущем и о том, как меняются города, мы будем рассматривать не только технологии для интерактивной архитектуры и то, как это влияет на наши понятия о конструировании пространства, но и говорить об этической стороне всего этого.

— Во всем, что вы говорите о программе этого лета, чувствуется сильное желание если не разорвать шаблоны, то как-то с ними поиграть, возможно, поиронизировать над ними, а где-то их перевернуть. «Стрелка» становится более радикальной?

Анна: «Стрелка» — изначально радикальный и амбициозный проект, смысл которого — в поиске новых стратегий, в том, чтобы думать по-новому и менять пространство вокруг себя. И еще важен тон, как мы говорим об этом. Когда ты с серьезным лицом все время говоришь о том, что меняешь мир вокруг себя к лучшему (так иногда происходит с некоторыми активистами), есть опасность, что люди перестанут считать тебя адекватным.

Мы хотим показать, что все эти темы — будущее, технологии, загрязнение окружающей среды и так далее — на самом деле про то, чтобы человеку было комфортно в городе, про то, чтобы создать удобную для него среду. Цель — не абстрактно спасти планету, а создать хороший город для людей.

Антон: Весь проект этого лета — саморефлексия. Почему возникли те же «Четыре четверти»? Потому что это рефлексия на тему повальной моды на edutainment, в котором «Стрелка» приняла активнейшее участие: все сейчас делают открытые лекции, семинары, изучают микрорайоны и т.д. Это попытка заняться такой публичной саморефлексией.

Анна: Эту саморефлексию явно подчеркивают две темы — это урбанистика и общественное пространство. Нам бы хотелось поговорить о том, что такое урбанистика, что могут делать люди, называющие себя урбанистами. С другой стороны, поговорить об общественных пространствах, об их важнейших функциях, о том, какими они должны быть в будущем, о том, как ими управлять.

— Как вы думаете, что нового войдет в обиход средств массовой информации или просто в умы горожан из того, что вы хотели бы в них вложить?

Анна: Одно очень важное понятие — правда, я не уверена, что оно войдет в массовый обиход — это фронтир.

Антон: Может, просто скажем граница?

Анна: Фронтир — не просто граница. Это граница неосвоенного, непознанного, которую ты все время отодвигаешь, за которой у тебя есть что-то неизвестное, куда ты стремишься и стремишься это познать или захватить в прямом и переносном смысле. Важна идея движения границ, идея о том, что границы государств и городов, границы наших возможностей, нашего восприятия могут меняться.

Антон: Рефлексия внутри перемен принципиально отличается от рефлексии в статике. Мы находимся внутри перемены, а как о ней думать, если мы в ней? Как думать о границе, находясь внутри нее, как осознавать себя, будучи вот этим фронтиром? Фронтир, как любая граница, носит амбивалентный характер: с одной стороны, ты его двигаешь, с другой стороны, ты не знаешь, чьим фронтиром являешься ты. Может быть тебя что-то двигает. Тема существования внутри перемены — это такая саморефлексия агента изменений. Вот следующая неделя как раз у нас посвящена теме границ.

Анна: В летней программе есть воркшопы — семинары, которые длятся по несколько дней и куда люди приходят обычно за какими-то практическими навыками. Этим летом многие из них тоже связаны с темой границ, где-то напрямую, а где-то опосредовано. Есть, например. семинар про невидимые границы Москвы — где какие сообщества и районы. Это опять же рефлексия о тех границах Москвы, о которых мы, быть может, не знаем и которые никогда не наносили на карту.

— Какие три события этого лета будут самыми важными для каждого из вас? Что нельзя пропустить ни в коем случае?

Анна: То, что нельзя пропустить? Выступления крутейших архитекторов, Чарльза Ренфро, Тоёо Ито, Дорис Санг. Еще китайские архитекторы приедут — мы ведь толком ничего не знаем о том, что происходит в Китае, где они не только экспортируют иностранные задумки, но и сами успешно развиваются. В июле увлекательные экспериментальные проекты с Роджером Конна и с Феликсом Мадразо и его коллегами — гонзо-журналистика в архитектуре и интенсивный курс, посвященный тому, как выжимать максимум из своей учебы. Еще есть очень интересный воркшоп на актуальную сейчас в Москве тему парков. В начале сентября — «Технологии фантастического», где будет российский создатель голубого лазера, люди из Пентагона и другие любители изобретать и рационализировать. В июле конференция про городскую еду — понятно, что она привлечет людей, в том числе потому что там можно будет попробовать разные вкусные вещи…

Антон: Будем говорить о еде с набитым ртом.

Анна: Но главное, обсудим, как еда связана с городом, как накормить мегаполис, что показывают наши привычки в еде, какие социальные тенденции они отражают или наоборот формируют, как вкусная или невкусная еда или качество обслуживания в ресторанах влияет на имидж города и на самоощущение горожан и гостей. Там будет очень много культурологических и философских вопросов, с одной стороны, и вопросов планирования, с другой, как правильно организовать в городе все процессы, связанные с едой.

— Еще есть серия событий, которые делают люди, которые работали с Ремом Колхасом, когда он формулировал тему для Венецианской биеннале следующего года — Антон, расскажешь?

Антон: Это опять же часть саморефлексии «Стрелки», потому что для многих то, что мы делаем, — это такой черный ящик, который выбрасывает что-то в общественное пространство. Хотя все это на самом деле имеет очень четкую казуистику. «Стрелка» — куратор российского павильона на Венецианской архитектурной биеннале. И мы зовем людей, которые занимаются с Ремом подготовкой основного проекта этой биеннале. Это будут два человека: Манфредо Ди Робилант и Стефан Трюби. Вся выставка Рема называется Fundamentals и рассказывает о фундаментальных элементах архитектуры. Ди Робилант — субкуратор секции, посвященной потолку и окну. Стефан Трюби написал книгу про коридор, и он субкуратор секции «Коридор». Все это стоит увидеть послушать, потому что такие люди как раз из этого черного ящика биеннале. С ними можно познакомиться и поговорить. Например, семинар, который будет проводить Ди Робилант на «Стрелке», повлияет на его часть выставки на венецианской биеннале.

— Расскажите немного про внутреннюю «кухню». Когда вы придумываете кураторскую программу лета, на какую аудиторию вы рассчитываете? К кому вы мысленно обращаетесь? Это те же городские активисты, правительство Москвы, это бизнес или это какая-то абстрактная публика?

Анна: Мы работаем со всеми перечисленными категориями, потому что они приходили и продолжают приходить на «Стрелку». Возраст людей, приходящих на «Стрелку» колеблется от 20 до 40. Это люди, которым не все равно. Вот это вот такое ключевое слово. Это не просто времяпровождение, это люди, которые приходят, потому что их цепляет какая-то тема.

Например, на конференции про раздельный сбор мусора зрители просидели без малого три часа, внимательно слушали и задавали множество вопросов. Часть приглашенных экспертов на этой неделе участвовали и в узкопрофессиональной конференции, и они мне сказали, что даже там такого внимания не было.

— То есть это люди с активной жизненной позицией, которым не все равно?

Антон: Да, но помимо людей с активной жизненной позицией я бы добавил сюда еще и людей с радиоактивной жизненной позицией. Все мы, совершая каждый день бытовые поступки, делая бытовой выбор, на самом деле толпой движемся в направлениях, которые мы просто-напросто не видим. В моем понимании это и есть радиоактивная позиция. Это не значит, что сегодня люди послушали про мусор и завтра побежали его сортировать. Просто формируется какая-то огромная толпа людей, которые в дальнейшем осмысленно или неосмысленно будут применять то, что они здесь услышали.

Мы пытались понять, что из себя представляет человек, который придет к нам, и сформулировали это следующим образом: это человек, которого на мякине не проведешь, он много знает, он многое слышал, многое видел, многое читал. И мне чрезвычайно сложно выбрать одно событие. Мне кажется, что все, что происходит на «Стрелке» здесь и сейчас — это именно то, что нельзя пропустить. Как говорит петербургский художник Гриша Ющенко, «кто не придет, тот лох».